Вы используете устаревший браузер!

Чтобы использовать все возможности сайта, обновите Internet Explorer до последней версии:

Или загрузите и установите любой современный браузер:

Татьяна Климова

О работах Боровских мастеров, костюмной кукле и славянской философии рассказала ведущий методист Центра традиционной народной культуры «Школа мастеров» МУК «Районный Дом культуры» Татьяна Климова, хранительница знаний о ремеслах и традициях наших предков:

Если вкратце, то наша концепция – русская народная. Я – русофилка до мозга костей. Вот наш ответ Эйзенхауеру: я беру куклу Барби и одеваю ее в традиционный русский костюм. Их у меня целая коллекция. С моей точки зрения, Барби – не та кукла, в которую надо играть. А если она все-таки есть, пускай будет такой - в калужском ли наряде, в северном ли… Еще я занимаюсь текстильными панно, традиционными лоскутными одеялами. Они разные, стилизованные. Я люблю покуражиться над тканью: к примеру, на детском лоскутном одеяле беру ткань и дорисовываю, дорабатываю ее до аппликации.

Костюмная кукла – одно из направлений нашей деятельности. Одежда на ней воспроизводит русские народные одеяния. Если это – девушка, то она с одной косой. А если женщина, то в кичке, в кокошнике, как положено в русской традиции.

Кроме традиционных кукол, я также занимаюсь развивающими куколками. У меня уже готовы бабушка, дедушка и все персонажи из сказки «Репка». В чем развивающий момент? Вы знаете, что у ребенка слабо развиты пальчики. Ко мне приходят заниматься дети, у которых очень слабо развита мелкая моторика. Девчонки еще так-сяк, но мальчишки до пятого класса узла не могут завязать! Мы с ними сначала куколки разбираем, а  потом начинаем собирать. Пальчики туда – пальчики сюда. Здесь развивающий момент – не только в упражнении мелкой моторики, но и в решении умственных задач, в развитии способности к сопоставлению. Если разобранных куколок несколько, то нужно сообразить, что этот передничек – вот с этими рукавами, а не с теми и не с другими. Я раньше в школе работала, и поэтому мне развивающие игрушки особенно интересны.

Наши мастера занимаются как традиционными куклами, которые у всех на слуху, так и калужскими этнографическими. Каждый год в Калуге курсы проходят по традиционной кукле, и мы этим занимаемся очень серьезно. В нашей коллекции собраны куклы средней России. Смоленск, Брянск, Тула, Орел, Калуга – и еще чуть южнее и севернее. Не юг страны, не Кубань, и не Север, не Архангельская или Вологодская области. Всё, что между ними.

Я сейчас буду вам рассказывать сказочку, а вы делайте свои выводы, принимайте или не принимайте ее, но она такая, какая есть… По древним славянским поверьям, человек имел сто жизней – это вы знаете?

Первый период жизни – от рождения до года – титешный. А еще есть очень важный и полный опасностей период времени до рождения ребенка. Ведь в те времена не было ничего – ни педиатров, ни магазинов, ни МЧС, ни Макдональдсов. Ничего. Только человек и природа. Вышел за порог – и ты один на один с природой. И весь мир перед тобой. Точнее, два мира было: наружный и внутренний. Наши предки, как могли, старались огородить дитя, которое должно родиться, от напастей.  За одну-две недели до родов будущая мама делала куколку-пеленашку и клала ее в зыбку. Зыбку вешали на неделю за дверь, чтобы она нашла свое место в доме.  И вот эта куколка, что называется, «грела» колыбельку до родов. Роды проходили в бане. Если они были первые и трудные, то существовал обряд для отвлечения злых духов. «Злые духи» – это условное название. Вирусы, бактерии – все то, чего не видно, но что вредоносно действует на нас, под ними подразумевалось. Это мы сейчас знаем о возбудителях болезней, а в прошлом люди не знали. Но понимали: есть что-то, что нападает на ребенка или мать и вселяется в них.

Так вот, если женщина долго не могла разродиться, то в предбаннике в лукошко сажали молодого мужа и подкладывали под него таких куколок. И он изображал рожающую женщину, кричал и корчился, доставал из-под себя по одной этих куколок и отдавал бабке-повитухе. Она их вывешивала.  Для чего это делалось? Чтобы обмануть злых духов, которые нападают на беззащитных. Чтобы они увидели:  вот роженица, она родила дитя, еще родила, еще. И чтобы они напали на этих ненастоящих деток и вселились в них. А когда роды благополучно заканчивались, этих кукол собирали и сжигали. Потом ребенка несли домой, вынимали куклу-пеленашку и клали туда новорожденного. А связочку ярких и разноцветных кукол – кувадочек – вешали над зыбкой.

Люди жили в серости будней. Дома было тускло, закопчено и не очень весело. Но самые яркие куколки, самые яркие лоскутки на них позволяли предохранить ребенка от сглаза. Согласно исследованиям офтальмологов, независимо от нашего желания наш глаз, попадая в какое-то пространство, автоматически выхватывает самые яркие точки. Если к ребенку заходил человек с дурным глазом, то лоскутки принимали на себя первое нападение. Что-то вроде укуса змеи: она укусила, и перед следующим укусом, чтобы ей снова набрать яду, требуется какое-то время. Так и здесь: первый взгляд, несущий злую энергию, перехватывают яркие куклы, которые в этом случае служат ребенку оберегами. И вторая функция этих кукол – игровая.

Прошел китешный период, ребенок вырос, ему годик. Ребенок умеет садиться, встает на ножки. С ним так играют: «Коза-коза-коза, тю-тю-тю, а кто к нам пришел? Коза рогатая!». Мы с вами люди занятые, и делаем «козу» жестами. А раньше «козу» делали игрушечную, чтобы у ребенка оставалось наглядное представление. Кроме того,  сказочку «Сорока-сорока, где была? – далеко!» знаете, да? Ее сейчас пальчиком показывают на детской ладошке, а раньше была куколка «сорока-ворона». Одно дело – палец, а другое – образ.

Поиграли-подержали, а позже эту же сороку можно было увидеть живьем – вон, полетела! Это относится ко второму году и второй жизни, это уже, что называется, «дитё» - от года лет до четырех.

Еще была северная очень хорошая куколка для этого периода жизни ребенка. Северные народы, да и наши люди плели лапти, в том числе из бересты. А маленькие кусочки, которые оставались, скатывались. И трубочку эту уже никакими силами не раскрутить. Что делали умные бабушки: они покупали в церкви или писали молитву «Отче наш», в эту трубочку засовывали, наряжали куколкой в размер ладошки и давали ребенку. Называлась она «Бабушкиной куклой».

 

Вторая функция этих кукол – когда дитё начинает ходить, его за пальчик ведешь, и ребенок идет. Так вместо пальчика со временем давали ему куколку, чтобы ребенок психологически был уверен и шел дальше, потому что в руке у него аля-пальчик.

 

В семьях детей было много – у моей бабушки было четырнадцать сыновей и дочек – дел невпроворот, и когда кто-то из детей начинал плакать, что делали? Тряпкой обернули ложку – «на тебе, Танечка, на тебе, Манечка…». Дети поиграли, к обеду ложку развернули, помыли и начали щи хлебать.

Еще Калужские традиционные были куклы, на ножках, очень простые, чтобы удобно держать и играть. Это игровые куклы,  до пятилетнего возраста.

 А еще Куватки. Узелочки. Если внимательно посмотреть, то это то же самое, что сейчас на коляске. Идея у них та же – отвлечение нехороших глаз от ребенка.

До пяти лет ребенок ходил в рубашке и был «дитем» - не то мальчиком, не то девочкой, а в пять лет происходило определение. Дальше девочкам заплетали косы, вплетали ленты, одевали в сарафан, подпоясывали, как положено, и сажали за прялку. Девочка теперь с мамой, она учится прясть, работать со льном. А мальчик - на мужской половине, где-то там с мужчинами – дедушками, папами. Стригли его в скобочку, одевали рубаху и порты обязательно, подпоясывали. Звали теперь мальчика и девочку по именам. Мальчика сажали на лошадь или на топорище. Считалось, что он становился представителем мужского пола. Вот такое

было разграничение полов. С этого момента девочкам дают куклу-колокольчик, развивающую мелкую моторику и правое полушарие. Девочки заодно учатся с веретеном работать. У мальчиков – точно такая же ситуация, им делали куклу-бойца. Они занимались своими делами мужскими, дрались. Это – естественное условие, мужчина должен быть сильным. А движения – все те же самые, на мелкую моторику.

 

 

Если ребенок начинает болеть или становится беспокойным, бабушка собирала травки в период цветения, делала куколку-травницу и давала ребенку играть. Ребенок спать ложился с ней, срабатывала фитотерапия, и он успокаивался, самочувствие улучшалось.

 

Дорос до пяти лет ребенок, посвятили его, началась третья жизнь – младший отроческий возраст – лет до 10-11 лет. Папа, допустим, плетет лапти из мочала, и на пол падает много отходов. И, чтобы ничего не пропадало, из них делаются зимне-осенние куклы, Стригушки, в которые играют дома. Кукол ставили на стол, а под столом начинали стучать: крышка стола подпрыгивала, и эти куколки начинали шевелиться, ходить. Вот так играли долгими осенними вечерами.

 

Уже в младшем возрасте дети смотрели на деревенскую жизнь и обыгрывали ситуации, которые там встречались – свадьбы, крестины, похороны. Играли в это. Сейчас детей стараются оградить от негатива, не дай Бог, смерти, а раньше некому было отгораживать их. Они жили той же жизнью, что и взрослые. Один из представителей кукол мужского мира – Ярилко, я его так называю. Потому что он в виде креста, а крест – это солнце. Мы его чуть приодели, волосиков ему привязали, и стал он у нас мужчиной.

Есть у меня еще панно, изображающее дом и свадьбу. Когда все задумывалось, сначала появились жених с невестой. А потом я подумала: почему бы не сделать свадьбу? Но одно из условий традиционной куклы – лиц не делают. Свекровь я сделала - видно, что серьезная такая стоит, тещу – пышную, дородную, свободную. Делая кукол, я вкладываю в них жизнь, но одновременно они необъяснимым образом обретают свой собственный характер. Или я их делаю для того, чтобы они «ожили». Женщины одеты основательно. А мужчины – как початок кукурузы. Но я смилостивилась над ними и приодела их тоже. А обычно – крестиком связали, ветошку на голову приделали, и так и пошел.

Позже девочки начинали делать кукол на  Выхвалку. Это – что-то вроде экзамена, чтобы ребенок мог своими руками что-то сделать и похвастаться. А взрослые хвалили их. Они были очень мудрые педагоги, хоть и необразованные. У ребенка появлялось желание сделать еще лучше. И получалось очень хорошо.

Дожив до 12-13 лет, дети переходили в стадию четвертой жизни – старших отроков. У девочек это было обычно, когда начинались первые месячные. В Тульско-Калужском регионе была такая традиция: делали Куклу-птицу с крыльями, с хвостом, с грудью. Грудь – это не сексуальный элемент, а символ плодородия и того, что это – женщина-мать. Эта кукла – единственная из тех, что я знаю – девочка, не женщина, с неразвитой еще окончательно грудью. Но обратите внимание – она маленькая и скромненько так призакрыта. Мамка понимала: дитё выросло, через год-два ее замуж выдавать. Кукла эта символизирует девочку-птицу, которая вылетела из гнезда.

Существовал целый обряд: когда девочка становилась старшим отроком, к ней приходили три подружки и из четырех платков делали эту куклу. Потом несли мамкин платок, клали на него эту куклу и за четыре конца несли в лес и в укромном месте оставляли на ночь. На следующий день приходили, смотрели – жива, или не жива. Это – своего рода гадание. Разбирали куклу, и каждая подружка забирала один из платочков.

Это был один из приемов тогдашнего социума, чтобы закрепить дружбу, это их объединяло. Потому что если нет подруг, то трудно: прижали парни – и конец девчонке, а тут кто-нибудь да поможет, закричит, в набат ударит. Идея эта мне очень нравится. Она таинственная, в нее много вложено. И мамкино понятие, что дитё (девочка-птица) еще чуть-чуть и вылетит, и детская стеснительность, и определение круга подруг за пределами дома. Чувствуете, как много всего в кукле? – Прямо целая философия. Вот такая Девочка-птица.

В этот период появляется еще одна кукла на Выхвалку. Это предневестин период, уже делали куклу на выхвалку основательно. Это наши Калужские традиции. Она и с вышивками, с традиционной каймой, с бусинками. Грудь тут убрана, мы ее так не выставляем, но она определяется, что она там есть. И девки гуляли на праздник, у каждой – кукла. Парни тоже там были. Все участвовали в празднике, вместе хороводили. Молодки сидели беременные. А такие старые, как я, сидели и глядели на все это дело – «О-о-о, у Таньки-то кукла какая растрепанная! Не, не возьму ее за своего сына. А у Маньки-то посмотрите, какая красивая кукла! Нарядная, вышитая! Маньку-то за нашего Ивана и возьмем». Кукла, которая давала девушке возможность самовыразиться и повысить свою самооценку, еще и позволяла ей решить личные проблемы – к куклам приглядывались ее возможные будущие свекрови. Важно, чтобы семья была обута, одета. Кукла аккуратная – значит, девушка усидчивая, трудолюбивая, и у нее все будет хорошо. Тогда бабки умные были.

Еще одна куколка в то время существовала – Кузьма-Демьян. 14 ноября – день Кузьмы-Демьяна. Девушки собирались на гадания: «Покрой землю снежком, а меня – женишком». А кукла эта символизировала кузнеца, который помогал сковать счастье. Таких кукол делали и обращались к ним – «Батюшка Кузьма-Демьян, помоги мне сковать ключи от моего будущего счастья». Вот почему они с ключами и с какими-то железками – они кузнецы, мастеровые. Есть и еще одна куколка, которая пришла к нам от народа под названием «лепсы». Я говорила, что наши не делали куколок с грудью, а эта – немножко не наша. Что делали лепсы?
Девка уже на выданье. Она ж не может сказать приводить к ней сватов.Она делала куклу и вывешивала ее где-то в избушке. Кто видел – присылал сватов и отказа не имел. А у нас девки начинали задумываться о своей будущей жизни и делали из отходов Девичью куколку. Осенью – из маленьких пучков льна. 7 пучочков – чтоб семь жизней прожить и каждую – не в бедности. Загадывали, настраивали себя. Себе и своей семье на долгую жизнь привешивали, ассоциировали эту куклу с собой. Девичья кукла с семью узелками олицетворяет планирование семьи на всю жизнь.

Какие отличия у девушки? Открытая голова, распущенная коса, свободные руки. Она красивая такая, гуляет-гуляет-гуляет, а когда выходит замуж, случается метаморфоза: вот она уже покрытая, в кичке, в простой юбке, потому что хозяйства много, вот уже у нее дитятко. Это – что есть и что будет, практически философия.

Это – кукла перевертыш, Девка-баба.

Есть еще кукла под названием Мировое древо. Мы говорим уже о невестином возрасте, о пятой жизни. Невестин возраст короткий, и здесь наступает уже момент бракосочетания. Завтра свадьба, и сегодня мамка делает куклу, которая называется Свадебная роща. До сих пор существует эта традиция, только она немножко изменилась. Из себя это представляет березовую палку с рогатиной. На этой палке клеем делаются куколки – слева женщина, справа – мужчина. Пару, которая женится, называли «Мировое древо», потому что весь мир с этого момента начинается. Эта палка, где она одна была, он один, а потом они стали единым. Это – Мировое древо, Завтра. Перед поездкой на венчание пилили свадебный каравай, и вставляли это Мировое древо в него. Где каравай – это женское начало, Мировое древо – мужское. Было такое таинство практически, ритуал.

Еще на свадьбу делали куклу, которая называется Неразлучники. Невеста и жених – неразлучники. Тоже хорошая идея. Их привешивали под дугу и ехали венчаться. А на второй день после свадьбы у нас была традиция смотреть простыню новобрачных. И здесь же, как только все случилось, отделяли Мировое древо от каравая, древо оставляли молодым, а каравай разламывали и ели все гости. Такая традиция была – все уже случилось, Мировое древо приросло.

Существует традиция – молодым на свадьбу капусту в нескольких обертках дарить и двух кукол. Одна кукла сделана из одного полотна: голова, руки – все формируем и обвязываем нитками. Куклы – мужчина и женщина – делались со всеми физиологическими подробностями. Потом их одевали – ему штаны, рубаху, ей – сарафан. Поскольку молодые женились очень рано, в 12-13 лет девчонок брали, эти куклы были своего рода знакомством. Какое-то представление девчонки и мальчишки

про отношения полов имели, потому что жили в среде, где все было – коровы, овцы, все при них делалось. Но, тем не менее, вспомните себя – это страшно! И чтобы как-то сгладить этот момент, когда дети еще совсем дети, им дарили этих кукол. Ну и, конечно, в качестве подарка-пожелания дарили куколку, которая называется Богатство-плодородие, или Семья – мама, папа и пять детей. Папа – деревянный, потому что он – основа, надежда и опора. На нем – все, он стоит твердо, защитит, не упадет. Он – основа, а мать всех держит. Это – невестина кукла.

Вы посмотрите на меня, мне почти 60 лет, чтобы я когда-то подумала, что стану этим заниматься! Но когда я во все это вникла! Боже мой! Мы мимо проходим и не думаем совсем, а они обо всем думали! Я думаю, все-таки потому, что были один на один с природой. Вот вышел – и никого. И живи, как хочешь. Вот и начинали себе представлять, потому что страшно. Мы тоже, когда остаемся одни, двери закрываем, форточки. С телефонами, соседями, со всеми делами – а все равно страшно. А тогда люди были вообще одни! Представляете, как сложно?

Невестина жизнь заканчивалась после венчания. Теперь он назывался Рымец, она – Вьюнец. У меня ассоциация: «вьюнец» - это который обвивается вокруг чего-то. Пока она не родила, их не оторвать друг от друга, они – неразлучная парочка. Есть удмуртская кукла, очень хорошая. Муню называется. Это – кукла беременных женщин. Смысл здесь в следующем: аккуратно ходите, не упадите, не оступитесь. У куклы этой хорошая, мягкая голова. Три устойчивых ножки, чтоб не дай Бог не упала.

Когда куколку мама будущая делала, она думала о будущем ребенке. Это – напоминание о том, что мысли материальны: у меня есть эта кукла среди моих вещей, и я помню о том, что беременна. И не несусь сломя голову, не скачу, не прыгаю как коза. Потому что помню о беременности. Как только женщина родила, она – баба, он – мужик. Это такой статус. Она в таком детородном сильном возрасте. Что делает баба? Главное женское дело – это кормить. И куколка есть такая, Покормюха называется.

Работы много,  семья прибавляется: 5,6,7,…,10,12 детей! Их нужно и накормить, и напоить, и одеть.

Работа со льном очень сложная. Весной семена посеяли, осенью они вырастали. Урожай выдергивали и засовывали на 2-3 месяца в ручей отмачивать. Потом из ручья волокно достают и начинают мять. Оно мокрое, не ломается, не рвется, а гнется. Шелуха начинает выпадать, а волокно остается. Мнем-мнем, отмяли. Потом начинаем трепать. Чтобы выпали все мелкие деревянистые кусочки шелухи. Выпали. Появляется волокно, еще толстое и грубое. Вот у бойца из такого грубого волокна волосы. Прясть его нельзя. Что делаем? Начинаем чесать. Берем гребни и чешем, чешем, чешем, пока не разделим эти толстые волокна на тонкие, и получается шелковисто-пушистая масса. Это – долгая песня. Чтобы себя поддержать, женщины собирались на общую работу в какой-то дом. Садились, делали свою работу и разговаривали, песни пели.

А 10 ноября, на день Параскевы-пятницы женщины уже должны хотя бы первые мотки спрясть. Сначала на Параскевин день они собирались и дарили ей какие-то подарочки. Кто-то уже спряденную пряжу, я вот куколку ей подарила. Девчонки какие-то веточки дарили. К Параскеве обращаясь, говорили: «Параскева, помоги мне, пожалуйста, справиться с моим уроком, с тем, что нужно мне сделать». Женщины, которые припоздали с волокном, или не умеют, или руки не оттуда растут, говорили: «Параскева-матушка, сравняй меня позднюю с ранними».

А 28 у нас Филиппов пост. Опять женщины собираются, много работы, не успевают. Все выстирать нужно, кашу сварить, стариков обиходить, корову подоить, много-много-много чего. Рук не хватает. И, чтобы рук хватило, делали куколок. Кукла называется Филипповка. У нее много рук, чтобы справиться со всеми домашними делами. Вешали такую куклу рядом с печкой. Это такой психологический прием: посмотрит хозяйка на куклу и думает – да, она мне поможет. Глаза боятся, а руки делают. То, что она не одна, помогает ей справиться.

Еще одна куколка – Зернушка – это мешочек обычный домотканый. Их называли именно как плодородных женщин. Сюда укладывали отборное зерно, просо, ячмень, гречу – что-то цельное, от чего зависела жизнь. Зернушку, или Крупяничку, наряжали и ставили за Боженицу, это - икона. И до времени посева, до мая, она там стояла. Как только наступало время сева, ее снимали, разбирали, ссыпали из нее все в общие семена, перемешивали и считали, что за время стояния семена освятились и дадут больше урожая.

Пока женщина рожала, она была бабой. Как только она переставала рожать, ее статус менялся. В любом возрасте, когда бы это ни происходило, мужик становился стариком, она становилась старухой. В 43 года, в 57, в 67. Старуха – это статус. Это значит, что у женщины детородной функции уже нет.

      

В это время они помогали своим родственникам, повивали при родах, сидели с маленькими детьми. И, естественно, помогали детям и женщинам, когда они заболевали. Мы с вами говорили, что при родах всякая зараза к детям пристает – ветрянка, коклюш, краснуха… И бабушки осенью делали специальных некрасиво одетых кукол на деревяшке. Это для того, чтобы определить, что они – плохие. И у каждой из кукол было название, соответствующее болезни: Соплея, Огнея, Краснея, Желтея и все-все-все.

Бабушка сама одна за раз делала все необходимые куклы, одевала их и говорила – «Ну ты, Огнея, если ты посмеешь к моим внукам сунуться, уж я тебя на раскаленные то камни посажу! Не смей к Ванятке подходить! А то я тебя в печь!». Собрала их, запугала, и туда, где труба, положила. Они действовали так: духи на болезни прилетали и видели, что место их уже занято. Так бабушка оберегала здоровье своих внуков. Это называется Лехоманки. Потом, как только заканчивалась зима, 7 апреля обычно сжигали все. Есть интересная кукла, тоже перевертыш, как Девка-баба, только День-Ночь. Поскольку часов тогда ни у кого не было, чтобы определить, когда начинается день, а когда – ночь, старший мужик в семье переворачивал куклу. День – едим и пляшем, а ночь – ша! И все замолчали, все спим. Солнце ли светит, заря ли занимается, пока отец куклу не перевернет, все спим. Вот такая кукла, которая определяет время.

Еще одна куколка была тайной подружкой, которой можно было доверить все. Знаете ли вы, что у нас с вами масса проблем, которые нужно решать? Самой с собой обсудить их не получится, а подружке доверить нельзя, потому что муж рядом услышит. Детям не скажешь: маленькие – не поймут, у больших – свои проблемы. А поделиться с кем-то надо, ведь если проблему проговорить, то тебе останется только ее половина. Мы делимся, чтобы стало легче. Проговорив проблему, мы ее формулируем. Компьютер в голове начинает работать над ее решением. А потом, мысль материальна. И падает на голову какое-то положительное решение. Проблема решается, а мы думаем, что это куколка помогла. И придумали такую куколку, которая называется Благодать.

Мы с ней поговорили, поплакались, а куколка – умница, к Господу обращается, чтоб дал он ее хозяйке блага. Кукла эта тайная, ее прятали и всегда носили с собой. 

Вот и все. В каждом регионе были свои куклы, где-то, может быть, не настолько интересные. Не мистика здесь, а педагогика и жизнь. Каждая кукла посвящена чему-то. Не обо всем же можно прямо сказать. Где-то нужно, чтобы человек сам додумался. А куклы помогали в этом.

А почему безликими они были? Считалось, что глаза – проводники как положительной, так и отрицательной энергии. Я знаю, что вопрос сглаза существует, хоть и не знаю, как он действует. И, чтобы ребенку не навредить, не делали куклам ни глаз, ни лиц.